Генштаб — Русские боевые награды 1812 года

Валерий Дуров

Русские боевые награды эпохи Отечественной войны 1812 года

Назад

Особые виды индивидуальных наград

В русской армии применялись, особенно в военное время, когда возникала необходимость в увеличении и числа награждений, и их «ассортимента», и другие виды поощрений: досрочное награждение военнослужащего следующим чином; переименование лица, имеющего гражданский или придворный чин, в соответствующий им по Табели о рангах офицерский чин, считавшийся более почетным, а в исключительных случаях и в более высокий; перевод тем же чином в гвардию, имевшую старшинство на два звания перед армейскими частями, и в артиллерию, квартирмейстерские, инженерные части и кадетские корпуса, имевшие преимущество в один чин; награждение деньгами и подарками; особые грамоты и рескрипты.

Получение следующего чина досрочно, за боевые отличия, широко практиковалось в военное время.

Так, известный военный деятель эпохи Отечественной войны 1812 года И. К. Орурк за отличие в Итальянском походе 1799 года получил чин подполковника. За Аустерлиц он был награжден полковничьим чином, за Туртукай в 1809 году в войне с Турцией — генерал-майорским званием. За Лейпциг в 1813 году И. К. Орурк удостоился чина генерал-лейтенанта. И это пример далеко не самого быстрого продвижения по лестнице чинов за боевые заслуги.

Генерал-майор К. Ф. Казачковский, тяжело раненный в сражении под Люценом 20 апреля 1813 года, был произведен прямо на поле боя в генерал-лейтенанты, хотя после этого никогда уже не возвращался из-за ранения в строй.

Д. М. Мордвинов, имея придворное звание действительного камергера (соответствовавшее военному чину генерал-майора), вступил в 1812 году в ополчение и командовал 5-й дружиной. В сражении под Полоцком 6 октября, идя впереди своих ополченцев в атаку, Мордвинов был ранен картечью в ногу, которую пришлось отнять. За Полоцк ему был дан орден Георгия IV степени. Но как еще одну награду за боевое отличие Д. М. Мордвинов заслужил переименование из придворного действительного камергера в более почетный, соответствующий ему военный чин генерал-майора, хотя более в военном ведомстве уже не служил.

Граф М. А. Дмитриев-Мамонов, имевший придворное звание камер-юнкера, был пожалован в 22 года сразу в генерал-майоры за то, что на свой счет сформировал конный полк ополчения, названный Московским казачьим. Во главе этого полка Дмитриев-Мамонов сражался под Тарутином и Малоярославцем, участвовал в заграничном походе, заслужив в боях золотую саблю «За храбрость». После возвращения в Россию он вышел в отставку. Некоторые черты личности и биографии М. А. Дмитриева-Мамонова послужили Л. Н. Толстому при создании образа Пьера Безухова.

Важное значение имело и награждение деньгами и подарками. Так, за участие в Бородинском сражении все нижние чины получили по 5 рублей, по тем временам сумму довольно значительную. Конечно, она не шла ни в какое сравнение с суммами, дававшимися офицерам и высшим военачальникам. За мужественное командование в течение трех дней подряд 7-м егерским полком во время битвы под Лейпцигом полковник Штегман был награжден 1500 рублей. Граф П. X. Витгенштейн за поражение корпуса французского маршала Удино в самом начале войны 1812 года в числе прочих наград был пожалован ежегодной пожизненной пенсией в 12 тысяч рублей, которую после его смерти могла получать вдова. Многим героям Отечественной войны денежные награждения за боевые отличия помогали поправлять свои материальные дела: например, военные заслуги генерала П. П. Коновницына помогли ему освободиться от долга в 43 тысячи рублей, генерал Н. Н. Раевский за Бородино получил возможность на льготных условиях передать в залог в Государственный банк 3500 своих крепостных за 350 тысяч рублей серебром, с рассрочкой на 25 лет. Этот список можно было бы продолжить.

В числе так называемых подарков, обычно украшенных драгоценными камнями перстней, табакерок, царских портретов, золотых часов и т. д., было несколько оригинальных пожалований. Так, в 1813 году за подвиги во время заграничного похода в числе других наград атаман Платов получил драгоценное бриллиантовое перо с вензелем Александра I для ношения на головном уборе. Генерал Ланжерон в том же, 1813 году за успешное командование русским корпусом в составе Силезской армии Блюхера получил императорский вензель на эполеты и 30 тысяч рублей. За боевые заслуги право носить на эполетах вензель было дано также генералам Милорадовичу и Беннигсену. Это произошло еще до 30 августа 1815 года, когда вензелевое изображение появилось на эполетах генерал-адъютантов и флигель-адъютантов как символ их звания.

Особым видом наград было так называемое императорское «благоволение», до 1807 года называвшееся «удовольствием», которое от имени царя сообщалось отличившемуся, а также императорские рескрипты, в которых от царского же имени давалась положительная оценка тех или иных действий отличившегося. (Благоволение, рескрипт и грамота, кроме нравственного удовлетворения, сокращали награжденному срок выслуги к получению ордена Георгия за 25 лет службы в офицерских чинах.) Так, М. Л. Булатов с 16 лет участвовал в сражениях, проведя в общей сложности 50 лет в боевой деятельности. Участник взятия Очакова и Измаила, он к 1812 году имел чин генерал-майора, ордена Георгия III и IV степеней, Владимира 2-го класса, Анны I степени и золотое оружие с алмазами «За храбрость». В 1812 и 1813 годах он совершил новые подвиги, отличившись в нескольких сражениях, а при Гамбурге получил два тяжелых ранения (всего Булатов был ранен 28 раз). Эти заслуги требовали вознаграждения, между тем генерал-майорский чин отличившегося не позволял дать ему следующий орден Александра Невского или Владимира I степени. В результате за все отличия 1812—1813 годов М. Л. Булатов получил два «благоволения» и один рескрипт. Чин же генерал-лейтенанта, отсутствие которого мешало ему быть отмеченным высшими орденами, Булатову был дан только в 1833 году.

Каждое отдельное отличие в бою могло быть отмечено отдельной же наградой. Так, некоторые участники Бородинского боя получили по две награды, так как, кроме битвы 26 августа, отличились и накануне, 24 августа, при Шевардине. За четырехдневное сражение при Красном (3, 4, 5 и 6 ноября 1812 года) корнет лейб-гвардии Уланского полка В. И. Карачаров получил четыре (!) награды: ордена Георгия IV степени, Владимира IV степени с бантом, золотую саблю «За храбрость» и следующий чин.