Генштаб — Энгельс. История артиллерии

Статьи Фридриха Энгельса по военнойистории

Артиллерия

Статьи Энгельса по военной истории

В настоящее время почти общепризнанно, чтоизобретение пороха и применение его для бросаниятяжелых тел в определенном направлении —восточного происхождения. В Китае и Индииселитра самопроизвольно выделяется из почвы, ивполне естественно, что население быстро-ознакомилось с ее свойствами. Огнестрельныеприпасы, изготовляемые из смеси этой соли сдругими горючими веществами, выделывались вКитае в весьма ранний период и употреблялись какдля военных целей, так и при общественныхторжествах. Мы не имеем сведений, когда именносделалась известна особая смесь селитры, серы идревесного угля, взрывчатые свойства которойпридали ей такое громадное значение. Согласнонекоторым китайским хроникам, упоминаемым г.Параве (Paravey) в его докладе Французской академии в1850 г., пушки были известны уже в 618 г. до нашей эры;в других древних китайских рукописяхописываются зажигательные ядра, выбрасываемыеиз бамбуковых труб, и нечто вроде взрывающихсяснарядов. Во всяком случае употребление пороха ипушек для военных целей, невидимому, не развилосьнадлежащим образом в ранние периоды китайскойистории, так как первый достоверный случай ихширокого применения относится лишь к 1232 г. нашейэры, когда китайцы, осажденные монголами вКай-Фэнг-Фу, защищались посредством пушек,стрелявших каменными ядрами, и употреблялиразрывные бомбы, петарды и другие огнестрельныеприпасы, имевшие в своем составе порох.

Индусы, по свидетельству греческих писателейЭлиана, Ктезиаса, Филострата и Темистия,по-видимому, обладали какими-то военнымиогнестрельными припасами уже во временаАлександра Великого. Это, однако, безусловно былне порох, хотя селитра в значительных размерах,вероятно, входила в их состав. В индусскихзаконах имеются, по-видимому, указания накакое-то огнестрельное оружие; порох безусловноупоминается в них, а, согласно проф. А. Н. Вильсону,состав его описывается в древних индусскихмедицинских сочинениях. Однако первоеупоминание о пушке почти точно совпадает повремени с древнейшей положительно установленнойдатой ее существования в Китае. СтихотворенияХазеда, относящиеся к 1200 г., говорят об огневых\’машинах, бросающих ядра, свист которых былслышен на расстоянии в 10 косе (1 500 ярдов). Около 1258г. мы читаем об огневых приборах на повозках,принадлежащих властителю Дели. Спустя 100 летартиллерия вошла в Индии во всеобщееупотребление, и когда в 1498 г. прибыли тудапортугальцы, они нашли, что индусы в употребленииогнестрельного оружия так же далекопродвинулись вперед, как и они сами.

Арабы получили селитру и огнестрельные припасыот китайцев и индусов. Два из арабскихнаименований селитры означают китайская соль икитайский снег. Древними арабскими авторамиупоминается китайский красный и белый огонь.Зажигательные снаряды по времени тоже относятсяк моменту великого вторжения арабов в Азию иАфрику. Не говоря уже о maujanitz — почти мифическомогнестрельном оружии, которое, как говорят, былоизвестно магометанам и употреблялось ими,представляется несомненным тот факт, чтовизантийские греки впервые познакомились согнестрельными припасами (впоследствииразвившимися в греческий огонь) у своих врагов,арабов. Марк Гракх, писатель IX века, приводитрецепт смеси — 6 частей селитры, 2 части серы, 1часть угля, — которая весьма близка кдействительному составу пороха. Последнийустановлен с достаточной точностью раньше всехдругих европейских писателей Роджером Бэкономоколо 1216 г. в его «Liber de Nullitate Magiae», но все еще целые100 лет западным народам оставалось неизвестнымего употребление. Однако арабы, по-видимому,скоро усовершенствовали знания, полученные имиот китайцев. Согласно написанной Конде историимавров в Испании, пушки употреблялись при осадеСарагоссы в 1118 г., а в 1132 г. в Испании отливались, вчисле других пушек, и кульверины 4-фунтовогокалибра. Известно, что в 1156 г. Абд-эль-Мумен взялМохадию, недалеко от Боны в Алжире, при помощиогнестрельного оружия, а в следующем годуудалось защитить в Испании город Ниблу откастильцев при посредстве огнестрельных машин,бросавших стрелы и камни. Если остается еще неустановленным характер машин, какиеупотреблялись арабами в XII столетии, тосовершенно несомненно, что в 1280 г. артиллериябыла применена против Кордовы и что в начале XIVстолетия знакомство с нею перешло от арабов киспанцам. Фердинанд IV взял в 1308 г. Гибралтар спомощью пушек. База в 1312 и 1323 гг., Мартос в 1326 г.,Аликанте в 1331 г. были бомбардированы артиллерией,и при некоторых из этих осад пушки стрелялизажигательными снарядами. От испанцевупотребление артиллерии перешло к остальнымевропейским народам. Французы во время осадыПюи-Гийома в 1338 г. имели пушки, и в том же годунемецкие рыцари употребляли их в Пруссии. Около1350 г. огнестрельное оружие было распространеново всех странах Западной, Южной и ЦентральнойЕвропы. Что артиллерия — восточногопроисхождения, это доказывается также способомвыделки самых старых европейских орудий. Пушкаделалась из полос кованого железа, сваренныхвместе в длину и скрепленных с помощью набитых наних тяжелых железных обручей. Она состояла изнескольких частей, причем подвижная казеннаячасть закреплялась для стрельбы только послезаряжания. Древнейшие китайские и индийскиепушки были сделаны совершенно так же, а ониотносятся к столь же давнему времени или ещеболее давнему, чем самые старые европейскиепушки. Как европейская, так и азиатская пушкаоколо XIV века была весьма несовершеннойконструкции, свидетельствовавшей о том, чтоартиллерия переживала еще свое детство. Такимобразом, если остается неустановленным, когдабыл изобретен порох и применен в огнестрельноморужии, то мы можем, по крайней мере, определитьпериод, когда он впервые стал играть крупную рольв военном деле; самая неуклюжесть пушек XIV векавсюду, где они встречаются, доказываетнедавность появления их как постоянноговоенного оружия. Европейские пушки XIV векапредставляли собою нечто весьма неуклюжее.Орудия большого калибра можно было перевозить,только разобрав их предварительно на части,причем каждая часть занимала целую повозку. Дажеорудия малого калибра были чрезвычайно тяжелы,ибо тогда не было еще установлено надлежащейпропорциональности между весом пушки и снаряда,а также между весом снаряда и заряда. Когда этиорудия устанавливали на позиции, для каждойпушки сооружалось нечто вроде деревянного срубаили помоста, с которого и производилась стрельба.Город Гент имел пушку, которая вместе со срубомзанимала в длину 50 футов. Пушечные лафеты былаеще неизвестны. Пушки в большинстве случаевстреляли с очень большим углом возвышения, какнаши мортиры,— поэтому до введения бомб стрельбаядрами была мало действительна. Стрелялиобыкновенно круглыми каменными ядрами, а пушкималого калибра заряжались иногда кусками железа.Однако, несмотря на в;е эти недостатки, пушкиупотреблялись не только при осаде и оборонегородов, но и в открытом поле и на борту военныхкораблей. Уже в 1386 г. англичане захватили двафранцузских судна, вооруженных пушками. Еслипринять за образец пушки, поднятые с «Марии-Розы»(затонувшей в 1545 г.), то окажется, что эти первыеморские орудия просто вставлялись изакреплялись в деревянной колоде, выдолбленнойдля этой цели, а потому не могли действовать подразными углами возвышения.

В течение XV столетия были сделаны значительныеусовершенствования как в конструкции, так и вприменении артиллерии. Пушки стали отливать изжелеза, меди или бронзы. Подвижная казенная частьстала выходить из употребления, всю пушку теперьотливали целиком. Лучшие пушечные литейныезаводы были во Франции и в Германии. Во Франциибыли сделаны также первые попытки во время осадподвозить пушки и устанавливать их подприкрытием. Около 1450 г. стали устраивать нечтовроде траншей, а вскоре после того братья Бюросоорудили первые батареи орудий с затворами; спомощью этих батарей французский король Карл VIIвзял обратно за один год все те города и крепости,которые захватили у него англичане. Но наиболеекрупные улучшения были произведены французскимкоролем Карлом VIII. Он окончательно отказался отподвижной задней части ствола, стал отливатьсвои пушки из бронзы, и притом целиком, ввел цапфыи лафеты на колесах и стрелял только чугуннымиснарядами. Он упростил также калибры иобыкновенно брал в поле более легкие. Изпоследних двойное орудие помещалось начетырехколесном лафете, возимом 35 лошадьми;остальные калибры имели двухколесные лафеты, сзапряжкой от 24 вплоть до 2 лошадей, причем концылафетов волочились по земле. К каждому орудиюбыла приставлена группа артиллеристов, иобслуживание было так организовано, чтообразовался первый особый корпус полевойартиллерии. Самые легкие калибры были достаточноподвижны для того, чтобы передвигаться во времясражения вместе с другими войсками и даже неотставать от кавалерии. Именно этот новый родвойск доставил Карлу VIII его удивительные успехив Италии. Итальянские орудия все ещепередвигались при помощи волов, пушки все ещесоставлялись из нескольких частей, после выборапозиции их все еще надо было устанавливать насрубах; стреляли они каменными ядрами и были,вообще говоря, так неповоротливы, что французы водин час делали из своей пушки больше выстрелов,чем итальянцы за целый день. Сражение при Форново(1495 г.), выигранное французской полевойартиллерией, распространило ужас по всей Италии,и новое оружие было признано неотразимым.Сочинение Макиавелли «Arte della Guerra» («Искусствовойны») было написано специально с той целью,чтобы указать средства, как парализовать егодействие искусным расположением пехоты икавалерии. Преемники Карла VIII, Людовик XII иФранциск I, продолжали улучшать и делать болеелегкой свою полевую артиллерию. Францискорганизовал артиллерию как особую часть армии,подчинив ее главному начальнику артиллерии. Егополевые пушки сломили непобедимые до того массышвейцарских пикейщиков в сражении при Мариньяно(1515 г.); быстро передвигаясь с одной фланговойпозиции на другую, они таким образом решили исходбитвы.

Китайцы и арабы были знакомы с употреблением иизготовлением бомб, и возможно, что это умениеперешло от последних к европейским народам. Темне менее этот снаряд и мортира, из которой им нынестреляют, стали применяться в Европе не раньшевторой половины XV столетия, причем введение ихобычно приписывается Пандольфо Малатеста, князюРимини. Первые бомбы представляли собою двасвинченных вместе полых полушария; способ литьих полыми целиком был изобретен лишьвпоследствии.

Император Карл V не отставал от своихфранцузских соперников в делеусовершенствования полевых пушек. Он ввеллафетные передки, превратив, таким образом,двухколесное орудие, на время его передвижения, вчетырехколесную тележку, могущую двигатьсяболее быстрым аллюром и преодолевать неровностипочвы. Таким образом, в сражении при Реми в 1554 г.эти легкие пушки могли двигаться галопом.

Первые теоретические исследованияотносительно пушек и полета снарядов тожеотносятся к этому периоду. Говорят, что итальянецТарталья открыл тот факт, что угол возвышения в45° дает in vacuo (в безвоздушном пространстве)максимальную дальность полета. Испанцы Колладо иУфано тоже занимались подобными исследованиями.Так были заложены теоретические основыартиллерийской науки. Около того же времениисследования Ваноччи Бирингоччо об искусствелитья (1540 г.) повели к значительному прогрессу визготовлении пушек, тогда как изобретениеГартманом калибровой шкалы, при помощи которойизмерялась каждая часть пушки по ее отношению кдиаметру дула, дало устойчивый образец дляконструкции орудий и проложило путь дляустановления определенных теоретическихпринципов и общих эмпирических правил.

Одним из первых результатовусовершенствования артиллерии был полныйпереворот в искусстве фортификации. Со времениассирийской и вавилонской монархий искусствоэто подвинулось вперед очень мало. Но теперьновое огнестрельное оружие всюду делало бреши вкаменных стенах старой системы, и приходилосьизобретать новую систему укреплений. Стены надобыло сооружать таким образом, чтобынепосредственному огню осаждающего была открытавозможно меньшая поверхность каменныхсооружений и чтобы сильная артиллерия могла бытьразмещена на валах. Старая каменная стена сталазаменяться земляным валом, лишь облицованнымкамнем, а небольшая боковая башня превратилась вбольшой пятиугольный бастион. Постепенно всекаменные части укреплений стали прикрыватьсяпротив непосредственного действия огня внешнимиземляными сооружениями, и в середине XVII столетияоборона крепостей опять стала относительносильнее, чем атака, пока Вобан снова не далпреобладания последней.

До этой поры операция заряжания производиласьнепосредственным засыпанием пороха в пушку.Около 1600 г. были введены картузы из холщовыхмешков, содержавших установленные количествапороха, что значительно сократило время,необходимое для заряжания, и обеспечило большуюточность огня благодаря большему однообразиюзарядов. Около того же времени было сделановажное изобретение, а именно — изобретениевязаной картечи и простой картечи. Производствополевых орудий, приспособленных для стрельбыполыми снарядами, тоже относится к этому периоду.Многочисленные осады, имевшие место, во времявойны Испании против Нидерландов, весьма сильносодействовали усовершенствованию артиллерии,употребляемой при обороне и при атаке крепостей,особенно в применении мортир и гаубиц, бомб,каркасных снарядов, каленых ядер и в делеприготовления запальных трубок и другихогнестрельных припасов. В начале XVII столетия всееще применялись калибры всех размеров — начинаяот 48-фунтовых орудии до самых малых фальконетов сдулом лишь для полуфунтовых пуль. Несмотря на всеулучшения, полевая артиллерия оставалась все ещенастолько несовершенной, что требовалось всеописанное разнообразие калибров, чтобы получитьрезультат, достигаемый нами ныне немногимипушками среднего калибра, 6—12-фунтовыми. Малыекалибры в ту эпоху были подвижны, но производилиничтожное действие; крупные калибры давалидостаточный эффект, но были мало подвижны; пушкиже средних калибров как по своему действию, так ив отношении подвижности не могли в достаточноймере удовлетворить всем требованиям. Вследствиеэтого сохранялись все калибры, и вдобавок разныеорудия соединялись в одну общую массу, так чтокаждая батарея состояла обыкновенно изнастоящего ассортимента всех орудий. Уголвозвышения устанавливался подъемным клином.Лафеты оставались по-прежнему неуклюжими, и длякаждого калибра, конечно, требовалась особаямодель, поэтому становилось почти невозможнымбрать на поле сражения запасные колеса и лафеты.Оси были деревянные и разных размеров,соответственно калибру. Вдобавок размеры орудияи лафета не были одинаковы даже для одного и тогоже калибра, так как повсюду сохранилось еще оченьмного пушек старой конструкции и существовалибольшие различия в конструкциях у различныхзаводов одной и той же страны. Картузы все ещеприменялись только для крепостных орудий; наполе сражения пушка заряжалась рассыпнымпорохом, вводимым в пушку посредством лопатки,после чего в нее забивался пыж и снаряд. Порохвсыпался также в запал, и весь процесс отличалсявообще чрезвычайной медленностью. Пушкари несчитались регулярными солдатами, они составлялиособую гильдию, пополняясь учениками, иприносили присягу не разглашать тайн своегоремесла. Когда возникала война, воюющие сторонынабирали себе на службу артиллеристов, сколькомогли, сверх числа, положенного в мирное время.Каждый из этих пушкарей или бомбардиров получалв свое командование одну пушку, имел в своемраспоряжении верховую лошадь, ученика и столькопомощников-профессионалов, сколько он требовал,не считая определенного числа людей, нужных дляпередвижения тяжелых орудий. Оплачивались они вчетыре раза дороже, чем солдаты. Артиллерийскиелошади, когда возникала война, брались отподрядчиков, подрядчик поставлял также упряжь иездовых. В сражении орудия размещались в ряд,впереди линии, причем они снимались с передков;лошади отпрягались. Когда получался приказ опродвижений вперед, лошадей впрягали и пушкибрались на передки; иногда более мелкие калибрыпередвигались на короткие расстояния солдатами.Порох и снаряды возились на отдельных повозках;передки еще не имели ящиков для боевых припасов.Маневрирование, заряжание, затравка,прицеливание и самая стрельба — все этопроизводилось крайне медленно с точки зрениясовременных понятий, и число попаданий при такомнесовершенстве орудии, при почти полномотсутствии артиллерийской науки, должно былобыть действительно незначительным. ПоявлениеГустава Адольфа в Германии во времяТридцатилетней войны отмечается громаднымпрогрессом в артиллерийском деле. Этот великийполководец упразднил чрезмерно мелкие калибры,заменив их сперва так называемыми кожанымипушками, т. е. легкими коваными железными трубами,покрытыми кожей. Эти пушки предназначалисьтолько для стрельбы вязаной картечью, которая,таким образом, была впервые введена в полевуювойну. До сих пор употребление ее ограничивалосьзащитой крепостных рвов. Наряду с вязаной ипростой картечью он ввел также в полевойартиллерии патроны. Кожаные пушки, оказавшиесянедостаточно прочными, были заменены легкимичугунными 4-фунтовыми орудиями, длиною в 16калибров, весом вместе с повозкой в 6 центнеров иперевозимыми двумя лошадьми. Каждый полк пехотыбыл снабжен двумя такими орудиями. Таким образом,возникла полковая артиллерия, сохранившаяся вомногих армиях вплоть до начала настоящегостолетия и заменившая старые пушки малогокалибра, но сравнительно неповоротливые; онапервоначально предназначалась только длястрельбы картечью, но очень скоро ееприспособили и для стрельбы ядрами. Тяжелыеорудия держались отдельно и формировались всильные батареи, занимавшие выгодную позицию нафлангах или впереди центра армии. Так отделениемлегкой артиллерии от тяжелой и формированиембатарей были заложены основы артиллерийскойтактики. Генерал-инспектор шведской артиллерии,генерал Торстенсон, более всего содействовалэтим нововведениям, благодаря которым полеваяартиллерия отныне впервые стала самостоятельнымродом оружия, подчиненным своим правиламприменения в бою. Около того же времени былисделаны два дальнейших важных изобретения: около1650 г. был изобретен горизонтальный подъемныйвинт, который употреблялся до времен Грибоваля, иоколо 1697 г. введены трубки, наполненные порохом,для затравки, вместо насыпания пороха в запал.Благодаря этому были значительно облегченыприцеливание и заряжание. Другим важнымулучшением явилось изобретение пролонга,особого удлинителя, для передвижения пушек накороткие расстояния. Количество орудии,вывозившихся на поле сражения в течение XVIIстолетия, было весьма значительно. В сражении приГрейфенгагене Густав-Адольф имел 80 орудий на 20 000солдат, а при Франкфурте-на-Одере — 200 орудий на 18000 человек. Во время войн Людовика XIVартиллерийские парки в 100—200 орудий были обычнымявлением. В сражении при Мальплаке каждая изсторон располагала приблизительно 300 орудиями;это было максимальное количество артиллерии,сосредоточенной до сих пор на одном полесражения. Мортиры в эту эпоху обыкновенновывозились на поле сражения, французы в областиартиллерии все еще сохраняли свое превосходство.Они первые покончили со старой гильдейскойсистемой и стали зачислять пушкарей в армию какрегулярных солдат, образовав в 1671 г.артиллерийский полк и учредив различныеофицерские должности и чины. Таким образом, этачасть армии была признана самостоятельным родомвойск, и обучение офицеров и солдат было взятогосударством в свои руки. В 1690 г. во Франции былаучреждена артиллерийская школа, существовавшая,по крайней мере, в течение 50 лет как единственнаяв мире. В 1697 г. Сен-Реми издал справочникартиллерийской науки, Очень хороший для своеговремени. И все же «тайна», окружавшаяартиллерийское дело, была столь велика, чтомногие усовершенствования, принятые в другихстранах, были еще неизвестны во Франции, аконструкция и состав артиллерии каждой странызначительно различались друг от друга. Так,французы еще не ввели у себя гаубицы,изобретенной в Голландии и до 1700 г. введенной вбольшинстве армий. Ящики для амуниции налафетных передках, впервые введенные МорицемНассауским, были неизвестны во Франции и мало гдеприняты. Пушка, лафет и передок были слишкомтяжелы для того, чтобы перегружать их ещедобавочным весом снарядов. Самые малые калибры,вплоть до 3 фунтов, были действительноупразднены, но легкая полковая артиллерия былаво Франции неизвестна. Заряды, употреблявшиеся вартиллерии рассматриваемого периода, былиобыкновенно очень тяжелы; первоначально онивесили столько же, сколько ядро. Хотя порох былплохого качества, заряды эти производили все жегораздо более сильное действие, чемупотребляемые ныне, так что это обстоятельствобыло одной из главных причин страшной тяжестипушки. Для того чтобы выдержать такие заряды, весбронзовой пушки часто в 250— 400 раз превосходилвес снаряда. Однако необходимость сделать пушкиболее легкими заставила постепенно уменьшитьзаряд, и к началу XVIII столетия последнийсоставлял обыкновенно лишь половину весаснаряда. Для мортир и гаубиц заряд регулировалсяв зависимости от дистанции и обычно былнезначителен. Конец XVII и начало XVIII столетия былипериодом, когда артиллерия в большинстве странбыла окончательно введена в состав армий, лишенасвоего средневекового цехового характера,признана особым родом войск и благодаря всемуэтому сделалась способной к нормальному ибыстрому развитию. Результатом был почтинемедленный и весьма заметный прогресс. Сталиочевидными беспорядочность и разнообразиекалибров и моделей, неопределенность всехсуществующих эмпирических правил, полноеотсутствие прочно установленных принципов; всеэто терпеть далее стало невозможным. Ввиду этоговсюду стали производить в широких размерахопыты, с целью выяснить действие калибров,отношение калибра к заряду, к длине и весу пушки,распределение металла в пушке, дальностьвыстрела, действие отдачи на лафеты и т. п. Втечение 1730—1740 гг. Белидор руководил такимиопытами в Ла-Фер, во Франции, Робиус—в Англии иПапачино д\’Антони — в Турине. Результатомявилось большое упрощение калибров, лучшеераспределение металла в пушке и очень заметноеуменьшение заряда, который теперь достигал от 1/3до 1/2 веса снарядов. Вровень с этимиусовершенствованиями шел и прогресс научнойартиллерии. Галилеем было положено начало теориипараболы, его ученик Торичелли, Андерсон, Ньютон,Блондель, Бернулли, Вольф и Эйлер занималисьдальнейшим изучением полета снарядов,сопротивления воздуха и причин отклоненияснарядов. Вышеназванные артиллеристыэкспериментаторы тоже существенносодействовали развитию математической стороныартиллерии.

При Фридрихе Великом прусская артиллерия опятьбыла сделана значительно более легкой. Короткиелегкие полковые пушки, длиною не более 14, 16, 18калибров и весившие в 80—150 раз больше весаснаряда, были признаны достаточными по дальностисвоего огня для боев того времени, решавшихся,главным образом, огнем пехоты. В соответствии сэтим король переплавил все свои 12-фунтовые пушкив орудия соответственной длины и веса. Австрийцыв 1753 г. последовали этому примеру, так же как ибольшинство других государств; но сам Фридрих, впоследнюю часть своего царствования, опятьснабдил свою резервную артиллерию длиннымимощными пушками, ибо опыт при Лейтене убедил егов их превосходном действии. Фридрих Великий ввелновый род войск, посадив на лошадейартиллеристов некоторых из своих пехотныхбатарей и создав, таким образом, коннуюартиллерию, предназначенную оказывать кавалериитакую же поддержку, какую пешая артиллерияоказывала пехоте. Новый род оружия оказалсячрезвычайно действительным и весьма скоро былпринят в большинстве армий; некоторые армии, как,например, австрийская, вместо этого сажалиартиллеристов на особые повозки. Количествопушек по отношению к численности армий было в XVIIIстолетии еще весьма значительно. Фридрих Великийв 1756 г. имел на 70000 солдат 206 орудий, в 1762 г.—на 67000человек 275 орудий, в 1778 г. — на армию в 180000 человек811 орудий. Эти орудия, за исключением полковых,которые следовали за своими батальонами, былиорганизованы в батарея различного состава, от 6до 20 орудий каждая. Полковые пушки двигалисьвместе с пехотой, тогда как батареи стреляли сизбранных заранее позиций и иногда продвигалисьвперед на вторую позицию, но здесь ониобыкновенно ожидали исхода сражения. В отношенииподвижности они все еще оставляли желать оченьмногого, и сражение при Кунерсдорфе былопроиграно из-за невозможности подвести врешительную минуту артиллерию. Прусский генералТемпельгоф ввел также батареи полевых мортир,причем легкие мортиры перевозились на спинахмулов; но они были упразднены вскоре после того,как была доказана их бесполезность в войне 1792 и1793 гг. Научная сторона артиллерийского дела втечение этого периода получила особенноеразвитие в Германии. Струэнзе и Темпельгофнаписали полезные сочинения в этой области, нопервым артиллеристом своего времени былШарнгорст. Его справочная книга по артиллерииявляется первым значительным, действительнонаучным трактатом в этой области, тогда как егосправочник для офицеров, изданный уже в 1787 г.,содержит в себе первое научное изложение тактикиполевой артиллерии. Его сочинения, хотя иустаревшие во многих отношениях, все же остаютсяклассическими и доныне. В австрийской армиигенерал Вега, в испанской — генерал Морла, впрусской — Гойер и Рувруа сделали ценные вкладыв литературу по артиллерии. Французыреорганизовали в 1732 г. свою артиллерию всоответствии с системой Вальера; они сохранили24-, 16-, 12-, 8- и 4-фунтовые орудия и ввели 8-дюймовуюгаубицу. Но у них все же сохранилось значительноеразнообразие типов конструкций; пушки былидлиною от 22 до 26 калибров и имели вес,приблизительно в 250 раз превышавший вессоответственного снаряда. Наконец, в 1774 г.генерал Грибоваль, который служил в австрийскойармии во время Семилетней войны и зналпревосходство новой прусской и австрийскойартиллерии, добился введения своей новойсистемы. Осадная артиллерия была окончательноотделена от полевой. Она была сформирована извсех орудий тяжелее 12-фунтовых и из всех старыхтяжелых 12-фунтовых пушек. Полевая артиллериябыла составлена из 12-, 8- и 4-фунтовых орудий, вседлиною 18 калибров, весящих в 150 раз больше своегоснаряда, и из 6-дюймовых гаубиц. Заряд для пушекбыл окончательно установлен в % веса снаряда, былвведен отвесный подъемный винт, и каждая частьпушки или лафета стала выделываться согласноточно установленной модели, так что ее можно былолегко заменить со складов. Семи типов колес итрех типов осей хватало для всех разнообразныхлафетов и передков, бывших в ходу во французскойартиллерии. Хотя употребление ящиков дляснарядов на передках большинству артиллеристовбыло известно, но Грибоваль не ввел их во Франции,4-фунтовые орудия были даны пехоте, причем каждыйбатальон получил по два таких орудия; 8- и12-фунтовые пушки были распределены по отдельнымбатареям, в качестве артиллерийского резерва, сполевой кузницей при каждой батарее. Былиорганизованы обоз и роты специалистов-рабочих, ивообще артиллерия Грибоваля была первымформированием этого рода, поставленным насовременную ногу. Она доказала своепревосходство над артиллерией всех других армийв отношении пропорций, которыми регулироваласьконструкция ее пушек, в отношении материала и вотношении своей организации и служила образцом втечение многих лет. Благодаря произведеннымГрибовалем улучшениям французская артиллерия вовремя революционных войн стояла выше артиллериидругих стран и скоро сделалась в руках Наполеонаоружием неслыханной до того силы. В ней не былопроизведено никаких изменений, если не считатьтого, что в 1799 г. окончательно отказались отсистемы полковых пушек и что с захватом во всехчастях Европы громадного количества 6- и3-фунтовых пушек эти калибры тоже были введены вдействующую артиллерию. Вся полевая артиллериябыла организована в батарею по шесть орудийкаждая, из которых одно было, обыкновенно,гаубицей. Но если не произошло никаких или почтиникаких изменений в материальной части, то вартиллерийской тактике имели место громадныеперемены. Хотя число пушек несколько уменьшилосьв результате упразднения полковых орудий, нодействие артиллерии в бою усилилось благодаряискусному ее применению. Наполеон пускал в ходнекоторое количество легких орудий,присоединенных к пехотным дивизиям, для того,чтобы завязать бой, заставить противникаобнаружить свою силу и т. п., тогда рак массаартиллерии удерживалась в резерве до тех пор,пока не определялся решительный пункт атаки, —тогда сразу формировались громадные батареи,действовавшие совместно против этого пункта иподготовлявшие, таким образом, своей страшнойканонадой окончательную атаку пехотнымирезервами. В сражении при Фридланде 70 орудий, приВаграме—100 орудий были таким способом построеныв ряд; в Бородинской битве батарея в 80 орудийподготовила атаку Нея на Семеновское. С другойстороны, значительные массы кавалерийскогорезерва, формировавшиеся Наполеоном, требовалидля своей поддержки соответствующей силы в видеконной артиллерии, которая снова сталапользоваться усиленным вниманием и была оченьмногочисленна во французских армиях, где впервыепрактически было установлено свойственное ейтактическое применение. Без произведенныхГрибовалем улучшений это новое применениеартиллерии было бы невозможно, и так какизменение тактики было необходимостью, то этиусовершенствования постепенно и с небольшимиизменениями проложили себе путь во всеконтинентальные армии.

Британская артиллерия к началу французскихреволюционных войн находилась в крайнемпренебрежении и намного отставала от артиллериидругих наций. Англичане имели по два полковыхорудия в каждом батальоне, но совсем не имелирезервной артиллерии. Лошади впрягались впушечные повозки цугом, причем погонщики сдлинными бичами шли рядом. Лошади и погонщикибыли наемные. Materiel (материальная часть)отличалась весьма устарелой конструкцией, иорудия, за исключением очень короткихрасстояний, могли передвигаться только шагом.Конная артиллерия была неизвестна. Однако, после1800 г., когда опыт показал непригодность подобнойсистемы, артиллерия была основательнореорганизована майором Спирманом. Передки былиприспособлены для парной запряжки, пушкисоединены в батареи из шести орудий, и вообщебыли введены те усовершенствования, которыеприменялись уже некоторое время на континенте.Перед расходами не останавливались, а потомубританская артиллерия вскоре оказалась болеещеголеватой, солидной и роскошно снабженной, чемкакая-либо иная. Большое внимание уделялосьтолько что созданной конной артиллерии, котораяскоро стала выделяться своей отвагой, быстротойи точностью маневрирования. Что касается новыхулучшений в materiel (материальной части), то ониограничились конструкцией повозок. Лафет соднобрусньм хвостом и зарядный ящик с передкомбыли затем приняты в большинстве странконтинента.

Пропорция артиллерии к остальным составнымчастям армии в течение этого периода сделаласьнесколько более устойчивой. Наибольшаяпропорция артиллерии была в прусской армии всражении при Пирмазенсе — 7 орудий на 1 000 человек.Наполеон считал совершенно достаточным 3 орудияна 1 000 человек, и эта пропорция сделалась общимправилом. Было также установлено количествозарядов, каким должна быть снабжена каждая пушка,а именно — не менее 200 на орудие, причем из этогоколичества 1/4 или 1/5 должна была приходиться накартечь. Во время мира, последовавшего западением Наполеона, артиллерия всех европейскихдержав подверглась постепенным улучшениям.Легкие калибры 3- и 4-фунтовых орудий были повсюдуупразднены, в большинстве стран были принятыулучшенные лафеты и зарядные, ящики английскойартиллерии. Вес заряда был почти всюдуустановлен в 1/3 веса снаряда, а вес металла пушкине должен был превосходить последний более, чем в150 раз; длина орудия была установлена в 16—18калибров. Французы реорганизовали своюартиллерию в 1827 г. Для полевых пушек былиустановлены следующие нормы: 8- и 12-фунтовыйкалибр, длина 18 калибров, заряд 1/3 веса снаряда,вес металла пушки приравнен увеличенному в 150 развесу снаряда. Приняты были английские лафеты изарядные ящики; ящики на передках были впервыевведены во французской армии. Два типа гаубиц, сдулом в 15 и 16 сантиметров, были присоединенысоответственно к 8- и 12-фунтовым батареям. Этановая система полевой артиллерии отличаласьзначительной простотой. Для всех пушечныхповозок, применявшихся во французских полевыхбатареях, существовало всего два размералафетов, один размер передков, один размер колеси два размера осей. Кроме того, была введенаособая горная артиллерия, состоявшая из гаубицдулом в 12 сантиметров в диаметре.

Английская полевая артиллерия в настоящеевремя состоит почти исключительно из 9-фунтовыхорудий, длиною 17 калибров, весом в 1,5 центнера на 1фунт веса снаряда, с зарядом в Уз веса снаряда. Вкаждой батарее имеются две 24-фунтовые 5,5-дюймовыегаубицы. 6- и 12-фунтовые пушки совсем неотправлялись на театр военных действий впоследнюю войну с Россией. Употребляются дваразмера колес. Как в английской, так и вофранцузской пешей артиллерии артиллеристы вовремя маневрирования помещаются на передках изарядных ящиках.

Прусская армия имеет 6- и 12-фунтовые орудиядлиною в 18 калибров, весом в 145 раз больше весаснаряда, при заряде в 1/3 веса снаряда; гаубицыупотребляются калибром в 5,5 и 6,5 дюймов. Каждаябатарея имеет шесть пушек и две гаубицы.Существует два типа колес и осей, один типпередка. Орудийные лафеты — образца Грибоваля. Впешей артиллерии, в целях более быстрогоманеврирования, пять артиллеристов, — число,достаточное для обслуживания пушки, —помещаются на ящиках передков и на правыхлошадях, остальные трое следуют за орудием помере возможности. Зарядные ящики поэтому неприсоединены к орудиям, как во французской ибританской армиях, а образуют особую колонну и вовремя сражения держатся вне обстрела со стороныпротивника. Улучшенные английские снарядныеповозки приняты в 1842 г.

Австрийская артиллерия имеет 6- и 12-фунтовыеорудия, длиною 16 калибров, весом в 135 раз большевеса снаряда, с зарядом в 1/4, веса снаряда. Гаубицысходны с употребляемыми в прусской артиллерии.Шесть пушек и две гаубицы составляют батарею.

Русская артиллерия имеет пушки 6- и 12-фунтовые,длиною 18 калибров, весом в 150 раз больше весаснаряда, при заряде в 1/3 веса снаряда. Гаубицыимеют калибр в 5 и 6 дюймов. В зависимости откалибра и назначения, батарея состоит из 8 или 12орудий, наполовину из пушек и наполовину изгаубиц.

Сардинская армия имеет 8- и 16-фунтовые пушки игаубицы соответствующего размера. Армии мелкихгерманских государств все имеют 6- и 12-фунтовыеорудия; испанцы—8- и 12-фунтовые; португальцы,шведы, датчане, бельгийцы, голландцы инеаполитанцы—6- и 12-фунтовые.

Толчок, данный британской артиллерииреорганизацией, произведенной майоромСпирманом, вместе с пробужденным им вартиллерийской среде интересом к дальнейшемуусовершенствованию, а равно как и обширныевозможности для прогресса артиллерии,создаваемые громадной морской артиллериейВеликобритании,— все это содействовало многимважным изобретениям. Британские пиротехническиесоставы, равно как и британский порох, стоят вышедругих, а точность британских дистанционныхтрубок не знает себе равной. Главное изобретение,недавно сделанное в британской артиллерии, это —шрапнельные бомбы (shrapnel shells), — полый снаряд,наполненный мушкетными пулями и разрывающийсяво время полета, благодаря чему действительнаядистанция картечного огня сравнялась сдальностью действия ядра. Французы, при всемсвоем искусстве в качестве конструкторов иорганизаторов, лишь одни не ввели еще у себяэтого нового и страшного снаряда, так как они несумели произвести нужного для дистанционнойтрубки состава, от чего зависит все дело.

Новая система полевой артиллерии былапредложена Луи-Наполеоном и, по-видимому,принимается ныне во Франции. Все четыре калибраныне употребляющихся пушек и гаубиц должны бытьзаменены легкой 12-фунтовой пушкой, длиною в 15,5калибров, весом в 110 раз больше веса снаряда и сзарядом в 1/4 веса ядра. При уменьшенном заряде этаже пушка должна стрелять 12-сантиметровымснарядом (ныне употребляемым в горнойартиллерии), заменяя, таким образом, гаубицы вспециальной стрельбе полыми снарядами. Опыты,проделанные в четырех артиллерийских школахФранции, были весьма успешны, и утверждают, чтоэти пушки обнаружили заметное превосходство вКрыму над русскими пушками, большей частью6-фунтовыми. Англичане, впрочем, утверждают, чтоих длинная 9-фунтовая пушка превосходитдальнобойностью и точностью эту новую пушку, инадо заметить при этом, что они первые ввели, ноочень скоро снова упразднили легкую 12-фунтовуюпушку с зарядом в 1/4 веса снаряда, которая,очевидно, послужила Луи-Наполеону образцом.Стрельба бомбами (shells) из обыкновенных пушекзаимствована из прусской армии, где при осадахприбегают к стрельбе для определенных целейбомбами из 24-фунтовых пушек. Тем не менеедостоинства пушки Луи-Наполеона должны быть ещепроверены опытом, и поскольку ничего не былоопубликовано специально о действии ее впоследней войне, мы здесь, разумеется, не можемвысказать окончательного суждения о еепреимуществах.

Законы и установленные экспериментальноправила для стрельбы массивными, полыми илииного рода снарядами, найденные соотношениямежду дальностью полета, углом возвышения, весомзаряда, влияние зазора и других причин,вызывающих отклонения, вероятность попадания вцель и прочие обстоятельства, могущие иметьместо во время войны, составляют наукуартиллерия. Хотя факт, что тяжелое тело,брошенное in vacuo (в безвоздушном пространстве) влюбом невертикальном направлении, опишет в своемполете параболу, составляет основной принципэтой науки, — однако сопротивление воздуха,возрастающее по мере возрастания скоростидвижущегося тела, весьма существенновидоизменяет применение параболической теории вартиллерийской практике. Так, например, дляпушек, выбрасывающих свой снаряд спервоначальной скоростью от 1 400 до 1 700 футов всекунду, линия полета настолько значительнорасходится с теоретической параболой, что у нихмаксимальное расстояние полета достигается приугле возвышения приблизительно только в 20°,тогда как согласно параболической теории этотугол должен был бы равняться 45°. Практическиеопыты определили с известной степенью точностиэти отклонения и таким путем установилинадлежащий угол возвышения для каждого родапушек, для данного заряда и дистанции. Но на полетснаряда влияет и ряд других условий. Прежде всегосуществует зазор или разница между диаметромснаряда и диаметром канала артиллерийскогоствола, облегчающая заряжание. Этот зазоробусловливает прежде всего утечку газа во времявзрыва заряда, другими словами — уменьшениесилы, и, во-вторых, неправильности в направленииснаряда, вызывая отклонения в вертикальном игоризонтальном направлении. Затем существуетнеустранимая неодинаковость в весе заряда или вего качествах в момент использования,эксцентричность снаряда, центр тяжести которогоне совпадает с геометрическим центром егошаровой поверхности, что вызывает отклонения,варьирующие в зависимости от относительногоположения центров в момент стрельбы; существуетмного других причин, вызывающих различиерезультатов при одинаковых, по-видимому,условиях полета. Мы уже видели, что для полевыхпушек почти везде принят заряд в 1/3 веса снаряда,а длина в 16—18 калибров. При таких зарядах, приугле возвышения, равном нулю, т. е. пригоризонтальном положении пушки (the pointblank range),снаряд коснется земли на расстоянииприблизительно в 300 ярдов, а путем увеличенияугла возвышения пушки это расстояние может бытьувеличено до 3000 или 4000 ярдов. Но при такойдистанции утрачивается всякая вероятностьпопадания в цель, и для действительной и успешнойпрактики дистанция для стрельбы полевых пушек непревышает 1 400 или 1 500 ярдов, причем и на такомрасстоянии едва можно рассчитывать на однопопадание в цель из шести или восьми выстрелов.Решающими дистанциями, на которых пушка только иможет содействовать исходу сражения, являютсядля ядер и бомб дистанции между 600 и 1 100 ярдами, ипри этих дистанциях вероятность попадания в цельдействительно гораздо более значительна. Так,высчитано, что на расстоянии в 700 ярдов около 50%, в900 ярдов около 35% и в 1 100 ярдов около 25% всехвыстрелов из 6-фунтовой пушки попадает впродолговатую мишень, изображающую фронтбатальона, построенного в колонну для атаки (34ярда в длину при 2 ярдах в вышину); 9- и 12-фунтовыепушки дадут несколько лучшие результаты. Вовремя опытов, произведенных во Франции в 1850 г.,употреблявшиеся тогда 8- и 12-фунтовые пушки далиследующие результаты при стрельбе по мишениразмером в 30 метров на 3 метра (представляющейотряд кавалерии):

Процент попадания надистанции в метрах

500 600 700 800 900
12-фунтовая пушка 64% 54% 43% 37% 32%
8-фунтовая пушка 67% 44% 40% 28% 28%

Хотя мишень была в полтора раза выше, результаты оказались ниже средней величины, приведенной выше. Для полевых гаубиц отношение веса заряда к весу снаряда ниже, чем у пушек. Причиною этого являются малая длина орудия (от 7 до 10 калибров) и необходимость стрелять из него при большом угле возвышения. Отдача при стрельбе из гаубицы, с ее большим углом возвышения, действуя вниз и назад, оказывала бы на лафетную тележку при употреблении тяжелого заряда такое давление, что после нескольких выстрелов последняя могла бы придти в негодность. По этой причине в большинстве континентальных армий употребляются для одной и той же гаубицы заряды различных размеров, что дает, таким образом, артиллеристу возможность обеспечивать нужную дистанцию различным комбинированием заряда и угла возвышения. Когда это не практикуется, как, например, в британской артиллерии, угол возвышения по необходимости весьма мал и едва превышает угол возвышения пушки; дистанционные таблицы для британской 24-фунтовой гаубицы, при 2,5-фунтовом заряде и при угле возвышения в 4°, дают дальность, не превышающую 1 050 ярдов; такой же угол возвышения для 9-фунтовой пушки дает дистанцию в 1 400 ярдов. В большинстве германских армий употребляется особый короткий, тип гаубицы, допускающей угол возвышения от 16 до 20° и действующей, таким образом, наподобие мортиры; ее заряд по необходимости мал. Этот тип гаубицы имеет то преимущество перед обычной длинной гаубицей, что ее бомбы могут попадать в укрытые позиции, лежащие позади неровностей местности, и т. п. Однако преимущество это становится сомнительным, когда стрельба направляется против движущихся объектов, например, войск, хотя и сохраняет большое значение, когда предмет, укрытый от прицельного огня (direct fire), неподвижен; что же касается прицельного огня, то для него эти гаубицы совершенно непригодны ввиду своей малой длины (от 16 до 7 калибров) и незначительности заряда. Для того чтобы обеспечить различные дистанции при угле возвышения, определяемом в зависимости от рода огня (прицельного или навесного — direct firing or shelling), заряд по необходимости бывает весьма различной величины; в прусской полевой артиллерии, где эти гаубицы еще находят себе применение, практикуются заряды 12 различных размеров. Вообще гаубица представляет собою весьма несовершенное орудие, и чем скорее она будет заменена хорошо действующей полевой бомбовой (field shell gun) пушкой, тем лучше.

Тяжелые пушки, употребляемые в крепостях, при осадах и на кораблях, бывают различных типов. До самой последней войны с Россией (Крымской) не было в обычае употреблять при осадах более тяжелые орудия, чем 24-фунтовые или в крайнем случае 32-фунтовые. Однако со времени осады Севастополя осадные пушки сравнялись с корабельными, или, вернее, действие тяжелых корабельных орудий против траншей и земляных укреплений неожиданно оказалось столь превосходящим действие обыкновенных легких осадных пушек, что осадная война отныне будет в значительной мере решаться такой тяжелой корабельной пушкой. В осадной и морской артиллерии обыкновенно встречаются различные типы пушек для одного и того же калибра. Существуют легкие и короткие пушки, а также длинные и тяжелые. Так как в данном случае меньшее внимание обращается на подвижность, то нередко для специальных целей делаются орудия в 22—25 калибров длиной, и некоторые из них, благодаря этой большой их длине, столь же точны в своем действии, как и винтовки. Одной из лучших в этой группе пушек является прусская бронзовая 24-фунтовая пушка в 10 футов 4 дюйма или в 22 калибра длиною, весом 60 центнеров; ни одна пушка не может сравниться с нею в осадах при стрельбе, рассчитанной на то, чтобы подбить орудия противника. Но для большей части задач длина в 16—20 калибров признана совершенно достаточной, и так как в среднем предпочитается калибр, дающий наибольшую точность, то масса в 60 центнеров чугуна или другого пушечного металла, как правило, найдет себе наиболее полезное применение в тяжелом 32-фунтовом орудии длиною в 16—17 калибров. Новое длинное чугунное 32-фунтовое орудие, одно из лучших орудий британского флота, длиною в 9 футов, весом в 50 центнеров, имеет всего 16,5 калибров. Длинная 68-фунтовая, в 112 центнеров весом, вращающаяся пушка (pivot gun) на всех больших винтовых 131-пушечных военных кораблях имеет в длину 10 футов 10 дюймов или немного больше 16 калибров; другой тип длинной 56-фунтовой вращающейся пушки весом в 98 центнеров имеет в длину 11 футов или 17^ калибров. До настоящего времени & состав корабельного вооружения все еще входит значительное количество менее сильных орудий, как, например, высверленные (bored up guns) пушки, имеющие лишь 11 или 12 калибров, и карронады в 7—8 калибров. Однако 35 лет тому назад генералом Пексаном был введен другой вид морской пушки, который приобрел с тех пор громадное значение, — бомбовая (shell gun) пушка. Это орудие подверглось значительным усовершенствованиям, и французская бомбовая пушка все еще ближе всего подходит к пушке, сконструированной изобретателем: она сохранила цилиндрическую камеру для заряда. У англичан или совсем нет камеры, или же камера представляет собою короткий усеченный конус, незначительно уменьшающий диаметр канала; орудие это имеет в длину от 10 до 13 калибров и предназначено исключительно для стрельбы полыми снарядами; но вышеупомянутые длинные 68- и 56-фунтовые пушки стреляют — безразлично — ядрами или бомбами. Во флоте Соединенных Штатов капитан Дальгрен предложил новую систему бомбовых пушек, а именно короткие пушки очень большого калибра (диаметр канала 11 и 9 дюймов), которая и принята, частично, при вооружении нескольких новых фрегатов. Преимущества этой системы должны быть еще проверены на опыте, который выяснит, можно ли обеспечить страшное действие этих громадных бомб, не жертвуя точностью, которая не может не пострадать от большого угла возвышения, необходимого для больших расстояний. В осадной и морской артиллерии заряды столь же различны, как и конструкции самих пушек, в соответствии с различием целей, которые должны быть достигнуты. Наиболее тяжелые заряды употребляются при пробивании бреши в каменных сооружениях, и для некоторых весьма тяжелых и крупных орудий они достигают половины веса снаряда. Но вообще средний заряд для осадных целей можно принять в 1/4 веса снаряда, с возрастанием иногда до % и уменьшением в других случаях до 1/6 веса снаряда. На кораблях применяются обычно для каждой пушки заряды трех размеров: большой заряд для значительных дистанций, при преследовании врага и пр., средний заряд — для средних дистанций обычных морских боев и уменьшенный заряд — в абордажном бою и при стрельбе цепными ядрами. У длинного 32-фунтового орудия заряды бывают в 5/16, 1/4 и 3/16 веса снаряда. Для коротких легких и бомбовых пушек эти пропорции, конечно, еще больше уменьшены; но у последних вес полого снаряда не достигает веса сплошного. Кроме обыкновенных пушек и бомбовых пушек, в состав осадной и морской артиллерии входят также тяжелые гаубицы и мортиры. Гаубицы представляют собою короткие орудия, предназначенные для стрельбы под углом возвышения от 12 до 30° и укрепляемые на лафетах; мортиры — это еще более короткие орудия, прикрепляемые к подставкам, для стрельбы под углом возвышения, превышающем обыкновенно 20° и доходящем даже до 60°. Те и другие представляют собою камерные орудия, т. е. камера или та часть канала, в которую закладывается заряд, имеет меньший диаметр, чем весь канал. Гаубицы редко имеют калибр более 8 дюймов, но мортиры имеют калибр в 13, 15 и больше дюймов. Полет бомбы из мортиры, ввиду незначительности заряда (от 1/20 до 1/40 веса бомбы) и значительности угла возвышения, испытывает меньшее сопротивление воздуха, и здесь параболическая теория может применяться в артиллерийских вычислениях без значительного отступления от практических результатов. Мортирные бомбы предназначаются либо для разрывного действия, либо в качестве каркасов, т. е. для зажигания воспламеняющихся предметов путем выбрасывания струи огня из запала, либо же действуют своим весом, пробивая сводчатые и иным образом укрепленные крыши; в последнем случае предпочитается больший угол возвышения, ибо это обеспечивает более высокий полет и наивысшую скорость падения. Гаубичные бомбы должны действовать сначала ударом, а затем взрывом. Благодаря большому углу возвышения, малой первоначальной скорости снаряда и обусловленному этим небольшому сопротивлению воздуха мортира посылает свой снаряд дальше, чем какое бы то ни было другое орудие; поскольку стрельба производится вообще по целому городу, то не требуется большой точности, и в силу этого бывает, что полезная дистанция при стрельбе тяжелых мортир достигает 4 000 ярдов и более дистанции, с которой англо-французские мортирные канонерки бомбардировали Свеаборг.

Вопрос о применении этих различного рода пушек, снарядов и зарядов во время осадных действий относится к статье «Осада»; применение морской артиллерии составляет почти всю боевую часть элементарной морской тактики и потому не относится к нашей теме; таким образом, здесь нам остается сделать лишь несколько замечаний о применении и тактике полевой артиллерии.

Артиллерия не имеет оружия для рукопашного боя, все ее силы сосредоточены на действии се огня на расстояние. Кроме того, она сохраняет свою боевую готовность только до тех пор, пока остается на позиции; как только орудия взяты на передки или закреплены удлинители для их передвижения, она на время оказывается небоеспособной. В силу этих причин из всех трех родов оружия она является родом оружия, наиболее нуждающимся в защите; действительно, ее наступательная сила весьма ограничена, ибо наступление представляет собою движение вперед, и его кульминационным пунктом является удар стали о сталь. Критическим моментом для артиллерии является поэтому выезд вперед, занятие позиции и изготовка к действию под огнем противника. Ее развертывание в линию, ее предварительные движения должны быть замаскированы или неровностями -почвы, или линиями войск. Таким образом, артиллерия сперва должна достигнуть позиции, параллельной той линии, которую она должна занять, и затем двигаться на позицию прямо против неприятеля, так чтобы не подставить себя под его фланговый огонь. Выбор позиции представляет собою дело огромной важности как с точки зрения действия огня батареи по противнику, так и действия по ней огня противника. Расставить свои пушки так, чтобы их действие было возможно более ощутительно для противника, — такова первая важная задача; второй задачей является безопасность от огня противника. Хорошая позиция должна представлять твердое и ровное место для колес и хобота лафета; если колеса не стоят ровно, хорошая стрельба невозможна, и если хобот лафета закапывается в землю, то лафет будет быстро сломан силою отдачи. Кроме того, позиция должна давать беспрепятственный обзор местности, занимаемой противником, и допускать возможно большую свободу движения. Наконец почва впереди, между батареей и противником, должна быть благоприятна действию наших орудий и по возможности неблагоприятна для противника. Наиболее благоприятной почвой является твердая и ровная поверхность, которая обеспечивает выгоды рикошетного действия и ведет к тому, что снаряд, упавший близко, поразит противника после первого соприкосновения с землей. Удивительно, как сильно влияет на результаты артиллерийской стрельбы характер поверхности. На мягкой почве снаряд, бороздя землю, отклоняется от прямой линии или делает беспорядочные скачки, если вообще не завязнет сразу в земле. Большое значение имеет направление борозд вспаханной земли, в особенности при стрельбе картечью или шрапнелью; если они идут поперечно, то большая часть снарядов зарывается в них. Если непосредственно перед нами грунт мягкий и местность имеет волнистый и пересеченный характер, а в направлении к неприятелю — местность ровная и грунт твердый, то она благоприятствует нашей стрельбе и защищает от стрельбы противника. Весьма невыгодна стрельба вниз или под уклон более 5°, или с вершины одного холма на другой. Что касается укрытия от огня противника, то его облегчают даже и весьма незначительные предметы. Редкая изгородь, едва скрывающая нашу позицию, группа кустов или высокий хлеб мешают взять правильный прицел. Небольшая обрывистая насыпь, на которой размещены наши орудия, будет перехватывать самые опасные из снарядов противника. Ров образует отличный бруствер, но лучшей защитой служит гребень, образуемый слегка волнистой местностью, прикрываясь которым мы отодвигаем наши орудия настолько назад, чтобы неприятелю были видны только дула орудий; при таком расположении позиции каждый снаряд, ударяющийся о землю впереди нее, будет перескакивать высоко через наши головы. Еще лучше, если можно выкопать для наших пушек в гребне площадку, около 2 футов глубиною, подравняв спуск к заднему откосу и обеспечив, таким образом, командование над всем передним скатом холма. Французы при Наполеоне проявляли особенное искусство в расположении своих пушек, и от них это искусство переняли все другие народы. По отношению к противнику позиция должна быть так выбрана, чтобы быть обеспеченной от его флангового или продольного огня (enfilading fire); что касается наших собственных войск, то она не должна затруднять их движения. Обычное расстояние от пушки до пушки, при расположении в линию, — 20 ярдов, но нет необходимости строго придерживаться подобных плацпарадных правил. Когда артиллерия выдвинута на позицию, передки располагаются близко позади своих орудий, тогда как зарядные ящики в некоторых артиллерийских частях остаются в укрытии. Если эти ящики употребляются также для перевозки артиллеристов, то им приходится попадать в сферу эффективно действующего огня. Батарея направляет свой огонь на ту часть неприятельских сил, которая в данный момент наиболее угрожает нашей позиции; если предстоит атака нашей пехоты, то батарея стреляет или по артиллерии неприятеля, поскольку она еще должна быть приведена к молчанию, или по массам пехоты, если они оказываются под выстрелами; но если часть сил противника действительно двигается в атаку, то надо направлять огонь именно в этот пункт, не обращая внимания на артиллерию неприятеля, которая ведет огонь против нас. Наш огонь против артиллерии противника будет наиболее действенен в те моменты, когда она не может отвечать, т. е. когда она берется на передки, передвигается или снимается с передков. Несколько метких выстрелов причиняют в такие моменты большое замешательство. Старое правило, согласно которому артиллерия, кроме случаев крайней необходимости, не должна приближаться к пехоте ближе 300 ярдов или на дистанцию ружейного выстрела, скоро устареет. При возрастающей дальнобойности современных ружей полевая артиллерия, для производства надлежащего действия, не может уже более держаться вне досягаемости ружейного огня, а орудие, с его передком, лошадьми и артиллеристами, образует достаточно большую группу, чтобы стрелки могли стрелять по ней с дистанции в 600 ярдов из винтовок Минье или Энфильда. Издавна установившийся взгляд, что те, кто желает долго прожить, должны зачисляться в артиллерию, не является ныне верным, ибо очевидно, что стрельба стрелковой цепи со значительного расстояния будет в будущем наиболее действительным способом борьбы с артиллерией; и разве есть такое поле сражения, где нельзя найти хорошее прикрытие для стрелков на дистанции в 600 ярдов от любой артиллерийской позиции?

Таким образом, артиллерия всегда имела преимущество против наступающих линий или колонн пехоты; несколько удачных залпов картечью или несколько ядер, прорывающихся через глубокую колонну, производят чрезвычайно охлаждающее действие. Чем ближе приближается атака, тем действеннее становится наша стрельба; и даже в последний момент мы легко можем увести свои пушки от столь медленно продвигающегося противника, как пехота, однако все еще остается под сомнением, не успеет ли обрушиться на нас цепь chasseurs de Vincennes (венсеннских егерей), наступающих pas gymnastique (гимнастическим шагом), прежде, чем мы успеем взять пушки на передки.

В борьбе с кавалерией преимущество артиллерии дает хладнокровие. Если последняя приостанавливает стрельбу до приближения врага на дистанцию в 100 ярдов, а затем дает с хорошего прицела залп картечью, то кавалерия окажется далеко от нее к тому моменту, когда рассеется дым. Во всяком случае становиться на передки и пытаться уйти — было бы самой худшей тактикой, ибо кавалерия наверное захватила бы пушки.

В бою артиллерии против артиллерии решают дело условия поверхности, калибры, число орудий с обеих сторон и степень использования их сторонами. Следует, однако, отметить, что хотя крупные калибры на больших дистанциях имеют несомненное преимущество, но более мелкие калибры по мере сокращения дистанции приближаются по своему действию к крупным и на коротких расстояниях почти сравниваются с ними. В Бородинском сражении артиллерия Наполеона состояла, главным образом, из 3- и 4-фунтовых орудий, тогда как у русских преобладали их многочисленные 12-фунтовые пушки. Однако французские маленькие пушки имели над ними решительный перевес.

Когда артиллерии нужно поддерживать пехоту или кавалерию, она всегда должна занимать позицию на их фланге. Если пехота наступает, артиллерия продвигается вперед полубатареями или взводами в линию вместе со стрелками или даже несколько впереди них; как только масса пехоты изготовляется к атаке в штыки, артиллерия рысью подъезжает на 400 ярдов к неприятелю и подготовляет атаку беглым картечным огнем. Если атака отбита, то артиллерия возобновляет свой огонь по преследующему неприятелю, пока не принудит его отступить; но если атака оказывается успешной, ее огонь в значительной степени содействует завершению успеха, причем одна половина орудий продолжает огонь, в то время как другая продвигается вперед. Конная артиллерия, в качестве поддержки кавалерии, придающая последней тот оборонительный элемент, который у нее, вообще говоря, отсутствует, является в настоящее время одним из наиболее излюбленных родов войск и доведена до высокого совершенства во всех европейских армиях. Хотя она предназначается к действию по грунту, удобному для кавалерии, и к действию вместе с нею, все же нет на свете такой конной артиллерии, которая не могла бы итти галопом по такой местности, где ее собственная кавалерия могла бы следовать за нею, только потеряв порядок и сплоченность. Конная артиллерия всех стран представляет собою самых смелых и искусных наездников своей армии; она с особенной гордостью на любых больших маневрах скачет, не обращая внимания ни на какие препятствия, перед которыми останавливается кавалерия. Тактика конной артиллерии заключается в смелости и хладнокровии. Быстрота, внезапность появления, быстрота огня, готовность сняться с места в любой момент и двигаться по дороге, слишком трудной для кавалерии, — таковы качества хорошей конной артиллерии. Об особом выборе позиции тут не приходится говорить, ибо конная артиллерия все время меняет место; любая позиция хороша, поскольку она близка к противнику и в стороне от пушек противника; и именно во время прилива и отлива кавалерийских схваток артиллерия, следуя за набегающими и отливающими волнами, должна в каждый данный момент проявлять свое превосходство в верховой езде и присутствие духа, выбираясь из этого бушующего моря по всякому грунту, где не всякая кавалерия рискнет или захочет за нею следовать.

При атаке или обороне позиций тактика артиллерии та. же самая. Суть дела всегда — в стрельбе по тому пункту, откуда при обороне грозит ближайшая и наиболее непосредственная опасность, а при атаке — откуда наше наступление может быть остановлено с наибольшим успехом. Разрушение материальных препятствий тоже. составляет часть задач артиллерии, и здесь применяются различные калибры и виды орудий в зависимости от их природы и действия: гаубицы — для поджога зданий, тяжелые орудия — для разрушения ворот, стен и баррикад.

Все эти замечания относятся к артиллерии, которая во всех армиях присоединена к дивизиям. Но в больших и решающих сражениях самые крупные результаты достигаются при посредстве резервной артиллерии. Расположенная позади, вне поля зрения и вне пределов досягаемости огня противника в течение большей части боя, она массою выдвигается вперед к решающему пункту, лишь только наступит момент для последнего удара. Построенная полумесяцем на протяжении мили или более, она сосредоточивает свой разрушительный огонь на сравнительно небольшом пространстве. При отсутствии ответной стрельбы более или менее равносильной ей артиллерии получасовой беглый огонь решает дело. Неприятель начинает таять под градом свистящих ядер; затем выдвигаются свежие резервы пехоты, следует последняя ожесточенная кратковременная борьба, и победа одержана. Так подготовил Наполеон наступление Макдональда при Ваграме, и сопротивление было сломлено еще до того, как три наступающие в колоннах дивизии успели сделать хотя бы один выстрел или пойти в штыки. И только с этих великих дней можно говорить о существовании тактики полевой артиллерии.

Напечатана в «New American Cyclopedia», т.II, стр. 179—188, 1858 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *